Воображаемая крышка

Leave a comment

Читая Дональда Винникота «Игра и реальность»

«Творческое постижение реальности лучше, чем что бы то ни было еще, заставляет человека чувствовать, что жизнь достойна того, чтобы жить. Обратными качествами обладает такое отношение к внешней реальности, как соответствие. В этом случае мир и его детали осознаются, но только лишь как рамки, в которые необходимо вписаться, или условия, к которым необходимо адаптироваться. Соответствие приносит индивиду ощущение пустоты и связано с идеями абсолютной бессмысленности и тщетности жизни».

Leave a comment

Иллюстрация :)

Leave a comment

Отрывок из книги Франсуазы Дольто «На стороне ребенка»

«Если мы хотим, чтобы у ребенка было больше шансов сохранить свой потенциал, нужно, чтобы воспитание было как можно меньше  проникнуто авторитарностью. Не будем стремиться все понять — вместо этого будем уважать все реакции ребенка, в том числе и  те, которые нам не понятны. Родители приходят на консультацию, когда у ребенка проявляются синдромы, которые им мешают. Сколько раз мне говорили: «Мне хотелось бы понять, почему он так поступает». — «Но это вас не касается. Он поступает так; это или мешает вам, или не мешает… Если мешает, скажите ему: «Это мне мешает», но не пытайтесь это понять. Если имеет место серьезное расстройство, от которого ребенок страдает, вы можете повести его к специалисту, чья профессия состоит в том, чтобы помочь ему понять себя и справиться с тем, от чего он страдает. Если то, что он делает, мешает вам, а не ему, я это объяснять не берусь, потому что вас это не должно касаться, а меня — не интересует».

Не смогла удержаться, чтобы снова не процитировать слова Дольто. Действительно часто приходится слышать на первой консультации слова родителей: «Вы мне потом расскажете, что с ним было?». И каждый раз хочется спросить: «А смысл?». Родительскую тревогу можно понять, но вместе с тем у ребенка есть право на свой секрет, на своё собственное мнение, которое он выражает, таким способом, каким он сам для себя выбрал. И если это причиняет ему неудобство или страдание, то важно помочь ему самому с этим разобраться!

Leave a comment

Франсуаза Дольто

Франсуаза Дольто —  (6 ноября 1908 — 25 августа 1988)

Французский психоаналитик и педиатр.

В восемь лет она решила, что будет «врачом-воспитателем». Маленькую Франсуазу удивило, почему врач, пришедший осмотреть её младшего брата, у которого случилось несварение, рекомендует посадить его на диету и не выпускать три дня из дома! И это вместо того, чтобы просто спросить мальчика о том, что с ним случилось до того как заболел живот. Ведь до этого он стал свидетелем ссоры, которая его сильно расстроила. Ей хотелось, чтобы врач понял, что ребенок пытается что-то выразить своей болезнью. to be continued…

Франсуаза Дольто является основателем «Зеленого дома» в Париже, опыт которого переняли многие специалисты за рубежом, в том числе и в России. Зеленый дом (Maison Verte) — это учреждение, которое служит местом встреч и открыто для детей с сопровождающими их матерями и/или отцами, оно осуществляет подготовку к яслям, детским садам и младшим классам школы, ко всем местам, куда принимают детей при условии их разлуки с родителями.

Автор книг «На стороне ребенка», «На стороне подростка», «Бессознательный образ тела».

Аналог Парижского Мезон Верт (Зеленого дома) в России — Зеленый остров, Петербург.Подробно об этой организации можно узнать на сайте: www.in-soc.ru

Leave a comment

Франсуаза Дольто о разнице между психотерапией и психоанализом

Отрывок из книги Франсуазы Дольто «На стороне ребенка»

«… объяснение ре-активированного прошлого — это работа аналитика. А теперешняя жизнь ребенка — это забота родителей, врача, воспитателя и его самого, если он хочет и может помогать им собой руководить и поддерживать себя в достижении намеченных целей. Психоаналитик здесь ни при чем, в его роль не входит давать советы родителям или ребенку относительно межличностных отношений в его нынешней жизни.

В этом состоит огромное, но так плохо понимаемое большинством людей различие между психоанализом (который касается личности исключительно через опыт его оставшейся в прошлом истории, даже если пациент — ребенок) и психотерапией (использующей самые разные средства для непосредственной помощи пациенту в его се­годняшних трудностях).

Психоанализ — это долгий труд; иногда он как будто производит быстрый терапевтический эффект, иногда нет, а часто на ограниченном отрезке времени даже выглядит малоубедительно. А курс психотерапии, напротив, нередко дает значительные результаты в короткий срок и без рецидивов.

По этим причинам многие относятся с недоверием к психоанализу. Меньшее недоверие вызывают у людей многочисленные разновидности психотерапии, более или менее обязанные своим теоретическим обос­нованием психоанализу и созданные врачами, имеющими психоана­литическое образование, разочарованными длительностью работы, про­водимой согласно так называемым классическим методам. Я не враг психотерапии; мне даже случалось ею заниматься. И все же, как бы много времени ни требовалось для психоанализа, пускай даже преждевременно прерванного, опыт показывает, что результаты, до­стигнутые за долгий срок, всегда остаются положительными и по­лезными не только для пациента, но и для его потомства, если оно у него будет (если говорить о детях и подростках). А результат удачной психотерапии, напротив, остается таким, каков он был на момент ее прекращения, и не оказывает предупреждающего влияния на последующую эволюцию человека, когда он из ребенка превратится в подростка, а потом и сам станет родителем, на его сексуальную социальную активность. И потом, существуют разные показания. Для психоанализа никогда не бывает слишком рано, но бывает слишком поздно, если речь идет о взрослом человеке, который использует речь и чувство ответственности главным образом в невротических целях. Не стану говорить, что надо начинать с нуля — это невозможно (поскольку опыт никогда не удается устранить, а понятые неудачи идут на пользу), и все же психоанализ через более или менее долгое время дает пациенту возможность в некотором смысле пе­реродиться, а главное, позволяет полностью рассчитаться со своим прошлым и навсегда расстаться с психоаналитиком.

Психотерапия мало касается прошлого, помогает пациенту выйти из его нынешнего вызывающего беспокойство тупика, принять решение относительно возможных выходов из положения, которое казалось ему безнадежным, пока он не рассмотрел все его аспекты вместе с психотерапевтом. Перенос на психотерапевта, являющийся нервом всей работы, используется, но не формулируется открыто как не­вротическая ложная цель, поддерживающая в пациенте иллюзорное убеждение в том, что психотерапевт обладает знанием о нем.

В психотерапии эта роль «предполагаемого знающего», на взгляд пациента, отводится его психотерапевту (использующему его доверие, чтобы ему помочь).

Психоаналитик, напротив, знает, что ничего не знает, или знает совсем немного, причем только то, что касается его самого, а никоим образом не его пациента. А то, что касается пациента (даже если это ребенок, крошечный малыш), знает сам пациент (не зная, что он это знает). Работа, которую они проделывают сообща, быстро развеивает иллюзию пациента, которому хотелось бы, чтобы врач знал о нем всё».

см. также заметку: Психоаналитик, психолог, пси… кто есть кто?

Leave a comment

Автобиография в пяти коротких главах. Порша Нельсон

I

Я иду по улице.
На тротуаре есть глубокая яма.
Я падаю в нее.
Я потеряна… Я беспомощна.
Это не моя вина.
Мне нужна вечность, чтобы выбраться.

II

Я иду по той же улице.
На тротуаре есть глубокая яма.
Я делаю вид, что не вижу ее.
Я падаю туда снова.
Не могу поверить — я в том же самом месте,
Но это не моя вина.
Мне по-прежнему нужно много времени, чтобы выбраться.

III

Я иду по той же улице.
На тротуаре есть глубокая яма.
Я вижу, что она там.
Я все равно падаю… это привычка.
Мои глаза открыты.
Я вижу, где я.
Это моя вина.
Я выбираюсь немедленно.

IV

Я иду по той же улице.
На тротуаре есть глубокая яма.
Я обхожу ее вокруг.

V

Я иду по другой улице.

in english

2 комментария

М.Голант, С.Голант «Если тот, кого вы любите в депрессии…»


Депрессию называют расстройством настроения — когда ничего не радует, ничего не хочется и кажется, что нет смысла что-либо делать.

Депрессия — это не всегда следствие видимой утраты (близкого человека, работы и т.п.), иногда это утрата, про которую сам переживающий депрессивное состояние не догадывается, например утрата себя или смысла жизни. Но тем не менее — страдание и боль, которые переживает человек — реальны! Кажется что это состояние никогда не пройдет и мир всегда будет окрашен в темные тона. Близким людям, переживающего депрессию человека, также приходится нелегко. Желание помочь может сменяться гневом, раздражением, ощущением собственного бессилия.

Митч и Сьюзен Голант написали книгу, которую назвали практическим руководством для тех, чьи близкие переживают депрессию. В ней можно найти рекомендации о том как распознать признаки депрессии; как быть с человеком, находящимся в депрессии; как самому уцелеть в этой непростой ситуации; какие существуют методы лечения депрессии и как выбрать наиболее подходящий и т. д.

Книга выходила в 2001 году, возможно сейчас её не так просто найти. Можете написать мне свой e-mail, она у меня есть в pdf формате.

12 комментариев

What is psychoanalysis?

What is psychoanalysis? — Что такое психоанализ?

Leave a comment

Интервью с Д.С.Рождественским

— Какие личностные качества необходимы психоаналитику?

— У хорошего психоаналитика должно быть два личностных качества:  он должен быть ленив и нелюбопытен.

читать интервью в Психологическая газета

Leave a comment