Этого не будет в терапии

К сожалению или же к счастью, но я не знаю как разрешить Ваши трудности и как Вам следует жить. Мой жизненный опыт и личная история отличаются от Вашего и я не думаю, что имею право предлагать их Вам за образец для подражания.
Другой вопрос в том, что не всегда до конца понимая свой собственный опыт (а, к сожалению, отнюдь не весь прожитый нами опыт представлен для нас в виде очевидного знания о себе) мы обречены раз за разом наступать на одни и те же грабли, повторять одни и те же ошибки, или вовсе стоять парализованно на месте, просто потому что страшно и непонятно! И это то с чем можно работать, я знаю как.

Также я не буду давать Вам советов! Даже несмотря на то, что это порой то зачем Вы пришли. Потому что уверена, Вы способны принимать решения самостоятельно и брать ответственность за свою собственную жизнь на себя, пробовать, возможно, рисковать, и в результате добиваться желаемого. Здесь я могу помочь в том, чтобы вы обнаружили у себя эти способности!

Не хочу и не буду Вас судить, оценивать или ставить диагноз.

Но я живой человек и у меня, конечно же, есть свой собственный опыт — удачный и нет, своя система ценностей, представлений о благе, счастье, я допускаю ошибки и защищаюсь от сильных и сложных переживаний (как все или многие). Для того, чтобы не привносить это в работу с Вами я прохожу собственный анализ в течение последних семи лет, а также консультируюсь у опытного супервизора. Без подобной работы психотерапия легко трансформируется в аттракцион «Кривое зеркало» (в лучшем случае).

Что я могу предложить? Свое время, пространство кабинета, кушетку или кресло, свою способность слушать и слышать.
Я верю в то, что изменения возможны, в то, что каждый из нас способен на большее, верю в то что самые трудные и горестные вещи проще и легче пережить тогда, когда рядом тот, кто тебя слышит и пытается понять.
А также верю в то, что серьезные изменения никогда и никто не приносит на блюде с голубой каймой. Это всегда труд и не всегда простой, причем для обеих сторон соБытия под названием психотерапия.

Искренне Ваша,
Виктория Кудрявцева

Leave a comment

Мифы вокруг депрессии

отрывок из книги М.Голант, С.Голант
«Что делать, когда тот, кого вы любите, в депрессии», пер. с англ. О. Цветковой

Миф 1. С депрессией справится любой, если у него достаточно силы воли

Такие утверждения, как «Если бы ему приложить побольше усилий…», или «Будь она благоразумной…», или «Почему бы ему не перестать!», могут лишь обострить и без того трудную ситуацию.
Высказывать такие банальности человеку, впавшему в депрессию, столь же бесполезно, как говорить пациенту с больными почками, что будь у него достаточно силы воли, он смог бы контролировать работу почек.
Убеждение относительно отсутствия упорства и силы воли, необходимых для того, чтобы справиться с проблемой, может еще больше развить в человеке негативные мысли о себе, котороые у страдающего депрессией уже имеются. Такое убеждение только ухудшает положение, ибо направляет человека вниз по спирали самоедства и отчаяния.
Даже тем из нас, кто не страдает депрессией, знакомы самокритичные мысли. Они бывают у всех нас. Но мы знаем, что они приходят и уходят, и обычно можем с ними справиться. К сожалению, человек в депрессии на это не способен: по его мнению, контроль негативных мыслей не входит в диапазон возможного. Эти слова бесконечно повторяются как траурный рефрен на заезженной пластинке: «Я лодырь. Я тупица. Я неудачник. Я никчемный и безнадежный человек».
Зачастую человек в депрессии, словно в свободном падении, следует туда, куда его ведут эмоции. Те из нас, кто не страдает депресссией, знают, что разыгравшиеся эмоции в конце концов утихнут, но для человека в депрессии переживания взлетов и падений, поворотов и виражей своих чувств подобны тому, как если бы мы сели на проходящий поезд, толком не зная, где и когда нам выходить. К сожалению, такой человек не может с собой совладать.
Депрессия – это болезнь, имеющая биологические, социальные и психологические компоненты. Ее нужно лечить. Часто она переходит в хроническое состояние с обострениями и ремиссиями. И одной лишь силой воли здесь не обойтись.

Миф 2. Все это у него в голове

Недавно я смотрел фильм «Сумашествие короля Георга». Помню, как во время просмотра у меня возникали мысли: «Видимо, депрессия короля Георга объяснялась тем, что он потерял свои колонии. Доктор использует свою систему позитивного подкрепления, характерную для восемнадцатого века… и она работает».
Во время своих последних зачетов я был даже поражен, узнав об особом патологическом состоянии – порфирии, физиологическом заболевании нервной системы, которая, возможно, и спровоцировала сумашествие короля. Мне было интересно, обусловлена ли проблема короля Георга только физиологической причиной или все же потеря колоний стала существенным стрессовым фактором, спровоцировавшим болезнь? Кто знает?
Однако урок, вынесенный из этого фильма, сыграл очень важную роль для всех нас. То, что выглядит как сумашествие, может в действительности оказаться следствием некоего биологического нарушения. Депрессия – не всегда в голове. На самом деле она может возникнуть как симптом какого-либо на первый взгляд не связанного с ней физиологического отклонения.

Миф 3. Депрессия – это то, чего мы стыдимся

Некоторые люди, например мой брат, убеждены, что депрессия – это вид сумашествия, и это убеждение пробуждает чувство стыда. Это мнение восходит к делам по меньшей мере столетней давности и вызывает образы, и по сей день резонирующие в нас, — образы людей, страдающих эмоциональными расстройствами, которых общество избегает и упекает в нечеловеческие психушки.
Стыд – это симптом, часто сопутстсвующий депрессии. Однако депрессия – вовсе не то, чего следует стыдиться. Депрессия – это не моральная позиция, которую выбирают, а потом стыдят себя за этот выбор.
Однако чувство стыда, возникающее у человека в депрессии как симптом, может стать ценным материалом для понимания психологических корней болезни. Когда это чувство исследовано в процессе психотерапии, зачастую наступает некоторое облегчение. Но клеймить депрессию позором – значит делать еще хуже, все равно, что добавлять масла в огонь.
К сожалению, человек в депрессии также может порой думать, чувствовать и даже верить, что он сходит с ума. Когда с стыду добавляешь клеймо сумашествия, ситуация начинает совсем сбивать тебя с толку. Ассоциация с сумасшествием пробуждает образы из «Полета над гнездом кукушки»: если уж ты попал в психбольницу, тебе не миновать ужасной электрошоковой терапии, проводимой вообще без анестезии, а также лоботомии. Возможно, эти страхи устарели и стали совсем безосновательны, но для человека в депрессии они вполне реальны.
Ваша роль человека, проявляющего заботу, заключается в том, чтобы быть сильным союзником, способным оказать поддержку и убедить своего любимого в том, что его самые худшие чувства не станут реальностью, а также быть рядом до конца лечения.
Мы всегда должны быть осторожны, применяя по отношению к людям, страдающим депрессией, какие-либо ярлыки, стереотипы и попытки классификации.

Миф 4. Если вы в депрессии, вы не можете быть дееспособны

И снова неправильно! Человек может быть в депрессии и все же функционировать. Большинство людей, страдающих депрессией и получающих лечение (психотерапию совместно с медикаментозным лечением или без него), ведут продуктивную жизнь. Они выполняют семейные обязанности. Это чудо медикаментозного и психологического лечения. Люди, страдающие депрессией и получающие лечение, по-прежнему работают, подобно профессиональному футболисту, продолжающему играть, превозмогая боль от травмы. Они просто преодолевают свое состояние, и для них каждый день – это маленькая победа.
Одна моя пациентка, Сара, которой было около тридцати лет, окончив элитарный университет, переехала с Восточного побережья в Лос-Анжелес. Первый год она была в восторге от своей работы системного программиста. Она добилась замечательных результатов в работе и в конце года получила премию.
Однако на следующий год Сара была сильно потрясена тем, что произошло. Ее начальник перешел на другую работу, и ее перевели в другой коллектив, работающий над другим проектом. Она вдруг стала лишней. Это повергло ее в депрессию. По мере того, как на работе на нее все больше и больше оказывали давление, ее депрессия усиливалась, но вместе с тем именно работа становилась для Сары последней надеждой: она была уверена, что, ходя каждый день на работу, она хоть как-то поддерживает контроль над своей жизнью.
Идея лечения – повысить способность дорогого вам человека функционировать в этом мире, несмотря на депрессию.

Миф 5. Психотерапия не работает

Психотерапия в лечении депрессии эффективна в 80 процентах случаев и приносит невиданную пользу. Она повышает продуктивность и улучшает качество жизни. Действительно, в статье, недавно опубликованной в «Нью-Йорк Таймс» и рассказывающей о разлиных средствах от депрессии, приводятся аргументы в поддержку психотерапии. Доктор Дэвид Антонуччо, психолог из университета Невады, и его коллеги обнаружили в своих исследованиях, что, «несмотря на общепризнанную мудрость, данные говорят в пользу того факта, что от депрессии, путь даже серьезной, нет сильнее лекарства, чем психотерапия».
Интересно, что в «Консьюмер Репорте» недавно было опубликовано аналогиччное заключение. После того как тысячи подписчиков ответили на самый большой опрос по поводу использования в лечении депрессии психотерапии и/или лекарств, исследователи из Союза потребителей сделали вывод, что «психотерапия без применения лекарств так же работает, как и пситерапия в сочетании с лекарствами, такими, как прозак или ксанакс, но многие люди отмечают побочные явления».
Тем не менее одной психотерапии не всегда бывает достаточно. Если близкий вам человек находится в очень тяжелой депрессии, то наряду с психотерапией ему могут потребоваться и лекарства.

Миф 7. Депрессия одинакова для всех

«Депрессия» — модный термин, которым часто обозначают самые разные проблемы и состояния: от обычной печали по поводу потери возлюбленного до саморазрушительного суицидального состояния.
Но депрессия, разумеется, не какой-то отдельный недуг. Она может быть:
— результатом других проблем, включая привыкание к алкоголю и алкоголизм;
— связана с определенным состоянием, таким, как болезнь Паркинсона, простое нарушение внимания, функциональная недостаточность щитовидной железы (гипотериоз), гепатит, множественный склероз, артриты, доброкачественные опухоли мозга, некоторые случаи рака и их лечение, предменструальный синдром, а также рождение ребенка;
— симптомом некоторых вирусных инфекций, таких, как мононуклеоз, синдром Эпштейна-Барра, синдром хронической усталости, СПИД и даже грипп;
— побочным явлением от приема препаратов, таких, как противозачаточные таблетки, некоторых лекарств, снижающих артериальное давление, а также кортизона.
Депрессия также может проявляться во многих формах:
— глубокая меланхолия;
— пессимизм;
— гнев;
— усталость;
— тревога;
— расстройство пищеварения;
— навязчивое поведение или неистребимые привычки, такие, как игра в карты, сексуальные пристрастия или алкоголизм;
— в случае маниакально-депрессивного психоза, который также называют биполярной болезнью, смена сверхвысокой активности периодами отупляющей бездеятельности и подавленности.
Важно помнить, что прежде чем дать дорогому вам человеку четкий план действий, нужно выяснить, какие психологические, социальные, биологические и генетические элементы лежат в основе его состояния и какое лечение необходимо.

Миф 8. Злоупотребление химическими веществами и депрессия никак между собой не связаны

Напротив, злоупотребление различными веществами и депрессия тесно связаны между собой. По словам Алана И.Лешнера, директора Национального института проблем наркотической зависимости, 25 процентов людей, страдающих сильной депрессией, также имеют явную проблему зависимости от алкоголя или наркотиков.
Между злоупотреблением различными химическими веществами и депрессией существует взаимозависимая связь. Многие алкоголики и наркоманы на самом деле пытаются заниматься самолечением своей депрессии, когда позволяют себе уколоться или выпить. Например, если у них маниакально-депрессивный психоз, они могут употреблять алкоголь, чтобы смягчить свои состояния повышенной активности, и кокаин, чтобы вызвать их в периоды бездеятельности. Любимыми лекарствами моей мамы были снотворные таблетки и эмпирин-кодеин №3, обезболивающий препарат, вызывающий привыкание, который, как ей казалось, притупляет ее душевную боль.
Однако, к сожалению, это лишь временное решение проблемы. Например, алкоголь сначала позволяет почувствовать облегчение человеку, страдающему депрессией. Он растормаживает – освобождает человека от его внутренних запретов, но также является и депрессантом. Пристрастие к таким веществам, как кокаин или кодеин, может создать еще боле сложные проблемы.
Правильное применение антидепрессантов часто помогает проконтролировать и облегчить как злоупотребление химическими веществами, так и другие виды навязчивого поведения. Мой пациент Пол имел множество пристрастий – к порнографии, к еде, к марихуане и алкоголю. Как только его депрессия была обнаружена и вылечена, все пристрастия, которые были огромной «утечкой» для его продуктивной деятельности и семьи, стали лучше поддаваться контролю.

Записаться на прием к психоаналитику

 

2 комментария

И сильным людям нужна помощь

Михаил Решетников, ректор Восточно-Европейского Института Психоанализа
доктор психологических наук, кандидат медицинских наук, профессор

Бытует заблуждение, что сильная личность — это человек, который может справиться со своими психологическими проблемами самостоятельно. Но большинство не подозревает, что сознание — это еще далеко не вся психика, и даже не большая ее часть. За пределами сознания находится огромный и мощный психический аппарат, деятельность которого в обычных условиях недоступна самонаблюдению. Именно в этой части психики скрыты глубинные стереотипы наших чувств и поведения, накапливаются негативные переживания и неотреагированные эмоции, именно здесь продуцируются кошмарные сновидения и навязчивые мысли, которые не дают покоя ни днем, ни ночью.

Справиться с душевной болью самостоятельно практически невозможно, для этого нужна помощь психоаналитика. Психоанализ отличается от других форм психотерапии прежде всего своей личностной ориентированностью. Это значит, что в центре внимания психоаналитика всегда будет личность в целом — и ее «хорошая», и ее «плохая» составляющие. Нередко последняя чрезмерно переоценивается, и тогда частные проблемы, например, мучительные сомнения или неизбывное чувство вины, фактически, подчиняют себе личность. Психоанализ не стремится просто «убрать» тот или иной симптом, он устанавливает психологическую природу этого симптома, выявляет его источник и прогнозирует динамику его развития. Самосознание и самопонимание — вот два самых важных ключа к изменению своих установок и поведения, к преодолению тревоги и страха, к формированию адекватных стереотипов поведения.

Однако также как без зеркала мы не можем увидеть нос или уши, так и без аналитика, на которого мы проецируем наши эмоции и психические образы, нам не дано разглядеть глубинные пласты нашей памяти, обратиться к сущности наших тайных чувств и переживаний.
Психоанализ нередко называют «лечение разговором», потому что основное содержание регулярных встреч с аналитиком — это именно беседа о чувствах, поступках и переживаниях — в прошлом и настоящем. Но это особый вид беседы, к ведению которой аналитик готовится не один год. Такой диалог предполагает отсутствие любых культуральных и социальных ограничений — здесь вообще нет запретных тем и слов. И одновременно все это сопровождается самой деликатной и практически обоснованной психологической интерпретацией. Поэтому, многие специалисты подчеркивают, что сам опыт взаимоотношений между аналитиком и пациентом играет особую роль в формировании зрелой личности.

Во время анализа можно и нужно говорить обо всем: о своих текущих проблемах и заботах, о работе, о взаимоотношениях с другими людьми, о своих чувствах, о детстве, о родителях, о мечтах и фантазиях, а также о том, что именно в данный момент кажется наиболее важным. Помощь аналитика в процессе этой в некотором смысле односторонней беседы позволяет пациенту узнать гораздо больше об источниках своих проблем и о том, как изменить свою жизнь к лучшему. Рассказывая о себе, пациент учится не только слушать, но и понимать себя.

Аналитик действует как проводник в дремучем лесу внутренней жизни пациента. Вместе они проходят по самым темным чащам, казалось бы, непроходимым топям и обрывистым тропам, исследуют самые заветные и даже запретные фантазии и мечты, идеалы, ожидания, надежды и желания, привязанности и предпочтения, а также чувства вины, стыда, сомнения и отчаяния.

Психоанализ помогает человеку обогатить его жизнь, научить его получать большее удовлетворение от общения, разрешить болезненные проблемы и конфликты и сделать его личность более целостной и более радостной.

статья была размещена в газете «Деловая неделя», дата: 30.06.2008
электронная вариант: http://www.dnspb.ru/rubric/edu/2678.html

Leave a comment

А что же отец?

глава из книги Дональда Винникотта «Семья и развитие личности. Мать и дитя»

В моей практике многие матери задавали мне вопрос: а что же отец? Я полагаю, что в обычных условиях от матери зависит, знает отец своего младенца или нет. Существует множество различных причин, по которым отцу трудно принимать участие в воспитании младенца. Например, он может не бывать дома, когда ребенок не спит. Но очень часто, даже когда отец дома, мать с трудом сама понимает, как его задействовать и когда необходимо его отстранить.
Читать далее

Leave a comment

Лечение депрессии

Эдвард Мунк «Меланхолия» 1891

Осень — это время когда меланхоличные мысли и переживания посещают даже тех, кому в другое время это не особенно присуще. Для тех же, кто находится в депрессии, или чей способ восприятия окружающего мира можно было бы назвать депрессивным, этот период может стать настоящим испытанием.
Признаки клинической депрессии: не проходящая печаль, отсутствие интереса и желания что-либо делать (вплоть до невозможности встать утром с постели), неспособность испытывать простые радости и получать удовольствие (так называемая ангедония), сокрушающая любые попытки к действию самокритика, доходящая до ненависти к самому себе, а также нарушения сна, питания и т.д. и т.п.

Выраженность симптомов у разных людей различается в зависимости от их жизненной истории. Не всегда можно говорить о депрессии, которая началась в какой-то определенный момент, иногда речь может идти о депрессивном характере — когда, казалось бы, не было какой-то явной травматической ситуации в жизни человека, но его способ чувствовать и реагировать на происходящее преимущественно депрессивный.
Депрессивные переживания бывают настолько сильными, что могут серьезно парализовать жизнедеятельность человека и сопровождаться суицидальными мыслями и/или действиями. В некоторых же случаях на смену им могут приходить противоположные состояния — переживание эйфории, счастья, повышенная активность, ощущение творческого подъема — это маниакальная составляющая биполярного расстройства — кажется, что море по колено, а горы по плечо.
В документальном фильме Стивена Фрая, английского актера и драматурга, о биполярном расстройстве — The Secret Life of the Manic Depressive люди с диагнозом биполярности рассказывают о своих переживаниях, и говорят, что не стали бы отказываться от своего расстройства, если бы была такая возможность. Они воспринимают свою биполярность как часть себя, своей уникальности, черпают творческие силы в период эйфории и готовы ради этого мириться с депрессивной частью своего недуга.
К сожалению, так бывает далеко не всегда, и не у всех депрессия отмечена цикличностью переходов от печали к радости и обратно. Многие люди с радостью бы предпочли иной способ взаимодействия с миром, с собой и окружающими.

Читать также:
Мифы вокруг депрессии
Если тот, кого вы любите в депрессии…

Leave a comment

Голос Фрейда

7 декабря, 1938 года команда BBC посетила Зигмунда Фрейда на его новой квартире в северной части Лондона — Хэмпстеде. Всего несколькими месяцами ранее он переехал из Австрии в Англию, чтобы избежать нацистских преследований. Фрейду 81, его речь крайне затруднена — у него неизлечимый рак челюсти. В тот день была создана единственная известная аудиозапись голоса Зигмунда Фрейда — создателя психоанализа и одной из влиятельнейших интеллектуальных фигур XX века.

Текст его речи:
I started my professional activity as a neurologist trying to bring relief to my neurotic patients. Under the influence of an older friend and by my own efforts, I discovered some important new facts about the unconscious in psychic life, the role of instinctual urges, and so on. Out of these findings grew a new science, psychoanalysis, a part of psychology, and a new method of treatment of the neuroses. I had to pay heavily for this bit of good luck. People did not believe in my facts and thought my theories unsavory. Resistance was strong and unrelenting. In the end I succeeded in acquiring pupils and building up an International Psychoanalytic Association. But the struggle is not yet over. 

Я начал мою профессиональную деятельность как невропатолог, пытаясь принести облегчение моим невротическим пациентам. Под влиянием старшего друга и моими собственные усилиями, я обнаружил ряд новых важных фактов о бессознательном в психической жизни, роли инстинктивных побуждений, и так далее. Из этих открытий выросла новая наука — психоанализ, часть психологии, и новый метод лечения неврозов. Мне пришлось дорого заплатить за этот маленький кусочек удачи. Люди не верили в мои факты и думали, что мои теории сомнительные. Сопротивление было сильным и неумолимым. В конце концов мне удалось найти учеников и я создал Международную Психоаналитическую Ассоциацию. Но борьба еще не закончена.

 

Leave a comment

Бессознательные сделки. Читая «мечтательного» Томаса Огдена

Бессознательные сделки, которые мы все заключаем с собой — это те психологические события, когда мы покупаем безопасность ценой свободы и надежность ценой жизненности. Конечно, безопасность и надежность, которые мы получаем для себя, являются иллюзорными, но мы очень полагаемся на свои иллюзии. Я думаю, например, мы неспособны по-настоящему осознавать собственную смертность, сохраняя при этом психическое здоровье. Несмотря на огромные усилия, которые мы затрачиваем, чтобы это осознать, мы невольно в последний момент отводим взгляд. И вот так, быстро отвернувшись, мы (в фантазии) становимся бессмертными и всемогущими, и ровно настолько же делаемся менее живыми в невыносимой интенсивности и сиюминутности текущего мгновения.

С этой точки зрения любая форма психопатологии, насколько бы выраженной или незаметной (и присущей всем) она ни была, может пониматься как форма проявления бессознательного ограничения человеком собственной способности переживать свою жизнь как человеческую. Ограничение индивидуальной способности быть живым может проявляться во множестве форм, включая ограничение спектра и глубины чувств, мыслей и телесных ощущений, ограничение жизни в сновидениях и жизни в мечтаниях, чувство нереальности в отношениях к самому себе и другим людям или компромисс с собственной способностью играть, воображать и использовать вербальные и невербальные символы для создания/репрезентации собственного опыта. Мы не только принимаем эти и другие ограничения нашей способности быть живыми, но и хватаемся за них, когда перспектива быть полнее живым человеком подразумевает такие формы психической боли, которые (как нам кажется) мы не можем вынести. Хватаясь за эти формы психологической смерти, мы приносим в жертву часть себя для выживания целого, но обнаруживаем, что «целое» лишилось в этом процессе доброй доли своей витальности.

Пытаясь найти слова, чтобы описать наши отношения с самими собой в своих попытках избежать таких бессознательных «сделок», я вспоминаю жесткую, сжатую, полную черного юмора Фолкнеровскую характеристику Кадди, главной героини его романа «Шум и ярость»: «Обречена и знала это». Мы, аналитики, иногда смутно осознаем, насколько мы «обречены» (или, по крайней мере, неудачливы) в своих стремлениях быть полнее людьми и в усилиях помочь анализируемому в его попытках добиться этого. Тем не менее, именно в этих усилиях быть полнее людьми мы живем как аналитики и анализируемые, в этих экспериментах живо искусство психоанализа.

отрывок из книги Томаса Огдена «Мечты и интерпретации»

Leave a comment

Психоаналитики в программе «Ночь на пятом»

Андрей Иванович Куликов
Тема: «Можно ли быть одиноким среди людей»

Виктор Аронович Мазин
Тема: «Загадка сновидений»

Смотреть все видео

Leave a comment

Кино «Джон»

Документальный фильм «Джон» был снят в Великобритании в 1969. Его авторы: Джеймс и Джойс Робертсоны ,последователи Анны Фрейд и коллеги Джона Боулби — автора теории привязанности, провели множество исследований в области развития детей.

В фильме показано влияние разлуки с матерью на маленького ребенка.

Маленький Джон (17 месяцев), любимый и единственный ребенок в семье, который никогда не расставался с матерью, остается на девять дней в доме ребенка, в то время как его мама находится в родильном доме (на свет появился второй ребенок).
В течение этих девяти дней за ним ведутся наблюдения, его поведение фиксируется на видеопленку. Состояние Джона меняется с каждым днем от отчаянных попыток завоевать все внимание воспитательницы до апатии, отказа от питания, отрешенности и непрекращающегося плача. На девятый день за ним приходит его мать и он не хочет идти к ней, вырывается из её рук. Он смотрит на нее так, как она никогда не встречала от него прежде.

Фильм был показан во многих странах и оказал серьезное влияние на взгляды на развитие детей и систему помощи детям.

Сайт посвященный исследовательским фильмам Робертсонов

2 комментария

Книги для родителей

Когда меня спрашивают, какие книги я рекомендовала бы молодым родителям или тем, кто ими планирует стать, первыми на память мне приходят эти:

Первая книга, это «На стороне ребенка» Франсуазы Дольто — французского психоаналитика, педиатра, создателя знаменитого Мезон Верт.
Это совершенно удивительная книга, которая, как мне кажется, просто не может оставить равнодушным, даже самого предвзятого читателя. Франсуаза Дольто пишет о детях не как о «недоразвитых взрослых», для неё детство — это не подготовка к жизни, это уже и есть сама жизнь. Как продолжательница Лакановской психоаналитической мысли Дольто много говорит о значении языка и речи в жизни ребенка. Не в психологическом смысле, когда речь о языке идет только в ключе обучения ему, а в совершенно ином смысле, где язык является миром, вселенной, в которую ребенок попадает, появляясь на свет, и где ему предстоит найти свои ориентиры.

Автор следующей книги также психоаналитик — Дональд Вудс Винникот: «Разговор с родителями». На самом деле книга представляет собой сборник из текстов радиопередач, которые звучали на BBC в 50-60-е годы. Созданные для широкого круга слушателей передачи оказались также интересны и профессиональным психологам, психоаналитикам и психотерапевтам. Несмотря на то, что язык книги довольно простой, вещи о которых в ней идет речь серьезные и важные — любовь и ненависть в отношениях ребенка и родителя, слово «нет» в уходе и воспитании ребенка, детская ревность, вопрос о безопасности и многие другие.

Третья книга, которую мне хотелось бы рекомендовать для чтения, принадлежит перу детского психотерапевта: Вайолет Оклендер «Окна в мир ребенка». Автор рассказывает о своем психотерапевтическом опыте работы с детьми и подростками.
Профессионально о том, как играть, рисовать, лепить и сочинять стихи вместе с ребенком.

Из предисловия: «Федерико Феллини говорил, что на свете, вероятно, есть взрослые люди, но он их никогда не встречал. Эта книга для тех самых взрослых».

На самом деле эти книги не только для родителей, они для всех кому не чужд мир детства и творчества, поисков настоящего, поисков себя! Приятного чтения!

Leave a comment